Генерал Лебедь: соответствовал ли он, как политик, брутальному имиджу


Трамплином недолгой, трагически оборвавшейся политической карьере генерала Александра Лебедя послужила его деятельность на посту командующего 14-й российской армией, дислоцированной в Приднестровье. Это тогда он прославился сказанной им (на самом деле или кем-то потом придуманной) фразой президенту Молдовы Мирче Снегуру. Обычно её передают так, что сейчас генерал садится завтракать в Тирасполе, и если до конца завтрака молдавские войска не прекратят обстрел Бендер, то Лебедь будет обедать в Кишинёве, а ужинать в Бухаресте.

Как бы там ни было сказано на самом деле, но с этой его деятельностью связывают прекращение конфликта в Приднестровье и фактическое установление независимости Тирасполя от Кишинёва. Лебедь стал популярен в широких кругах российской общественности, особенно «национал-патриотической». Тогда начала складываться легенда о нём как о брутальном политике, способном стать тем сильным «вождём», которого якобы ждёт Россия. На президентских выборах 1996 года он выступил в качестве «третьей силы», альтернативной как лидеру «демократов-рыночников» Борису Ельцину, так и вождю «коммунистов-реваншистов» Геннадию Зюганову.

Взлёт в Кремль

После первого тура президентских выборов 16 июня 1996 года, в котором Лебедь занял третье место с почти 15% голосов, началась его деятельность как политика всероссийского масштаба. В ней Лебедь сразу показал себя как сторонник компромиссов, но очень недалёкий. Матёрые политики из окружения Ельцина лихо воспользовались его услугами для поправки своих дел, а потом выбросили Лебедя за ненадобностью.

Сразу после первого тура Лебедь призвал своих сторонников голосовать во втором туре за Ельцина как за меньшее зло по сравнению с коммунистами. Цена этого компромисса никем не скрывалась – Лебедь уже 18 июня занял пост секретаря Совета Безопасности России «с особыми полномочиями». После переизбрания Ельцина на пост Президента РФ Лебедь возглавил Комиссию по присвоению высших воинских званий при Президенте, а вскоре стал полномочным представителем Президента РФ в Чечне.

Здесь на плечи Лебедя легла, пожалуй, самая ответственная миссия, которая оценивается в современной России неоднозначно. 31 августа 1996 года Лебедь от имени Президента РФ подписал с начальником Генерального штаба мятежной Республики Ичкерия Асланом Масхадовым соглашения в Хасавюрте о прекращении российско-чеченского конфликта. Одни говорят, что это был акт капитуляции России перед чеченскими боевиками, другие – что это был единственный правильный и достойный выход из сложившейся ситуации, который открывал перспективы для длительного мира на Северном Кавказе.

В тот момент Лебедь успешно выполнил поручение Ельцина, так как Кремль нуждался в мирной передышке на Северном Кавказе при «сохранении лица». Однако нет также сомнения в том, что Лебедь бравировал своей самостоятельностью, а его склонность к установлению неформальных связей с политиками «той стороны» (широкую известность получили кадры, на которых он играет в шахматы с Шамилем Басаевым) вызывала нескрываемое раздражение в Кремле.

Ясно и то, что в Хасавюрте генерал Лебедь проявил себя как политик в высшей степени прагматичный и договороспособный.

Падение

После замирения с Чечнёй генерал оказался не нужен своим московским хозяевам. Теперь сказалась такая сторона его характера, как неспособность к интригам и к противостоянию им. При этом Лебедь явно не вписывался в понятия президентской команды, а его обещания начать на посту секретаря Совбеза бескомпромиссную борьбу с коррупцией вызывали страх. Анатолий Чубайс впоследствии открыто признался, что он способствовал изгнанию Лебедя из высших эшелонов власти. В тот момент это вылилось в конфликт Лебедя с министром внутренних дел Анатолием Куликовым. Последний открыто обвинил Лебедя в подготовке государственного переворота. Ельцин поддержал Куликова и 17 октября 1996 года уволил Лебедя со всех государственных постов. Хотя спустя два месяца суд признал клеветой обвинения, публично высказанные Куликовым в адрес Лебедя, министр, тем не менее, не извинился. Лебедь не был восстановлен на государственных должностях. Перед ним оставался только один путь: снова стать независимым политиком.

Этот путь привёл Лебедя в 1998 году на пост губернатора Красноярского края. Здесь Лебедю снова помогла личная харизма. При этом выявилась ещё одна политическая слабость генерала: неспособность институционализировать свою популярность путём структурирования вокруг себя политической партии или движения. По-видимому, он не испытывал к этому склонности, надеясь исключительно на свой личный имидж. Возможно, он вдохновлялся примером Шарля де Голля, своего политического кумира, который при своей жизни тоже не опирался на какую-то одну политическую силу, но объединял вокруг себя представителей разных партий.

Хозяин на Енисее

Почти четыре года (1998-2002) Александр Лебедь руководил одним из крупнейших субъектов Российской Федерации. За это время он также не сделал попытки заложить основу для будущего рывка на российский политический Олимп. Его правление в крае можно охарактеризовать попытками «навести порядок», прежде всего, в сфере использования богатств края на нужды всего народа.

Здесь Лебедь сразу отметился конфликтами с олигархами. Стремление Лебедя установить налоговый контроль над прибылями крупнейших корпораций – «Норильского никеля» во главе с Владимиром Потаниным и Красноярского алюминиевого завода во главе с Анатолием Быковым – привёл к тому, что первый зарегистрировал свой бизнес в Таймырском АО (который тогда обладал известной самостоятельностью от Красноярского края). Со вторым же началась затяжная война на всех уровнях, причём Лебедю пришлось прибегнуть к помощи федеральных правоохранительных структур. Однако ему так и не удалось подорвать влияние могущественного олигарха, ставшего открытым и самым опасным политическим соперником Лебедя в масштабе региона.

Независимость суждений

Мотивы Лебедя, которыми он руководствовался на губернаторском посту, совершенно прозрачны: никаких «центров силы», помимо законной власти, быть не может. Пожалуй, только в этом можно усмотреть некую «политическую брутальность» генерала.

Что касается заявлений Лебедя по общероссийским политическим вопросам, то они не всегда вписывались в каноны «жёсткого державника», каким его позиционировали ещё в 1996 году. Лебедь неоднократно выражал возмущение отчислениями из региональных бюджетов в федеральный. Он считал, что большинство собранных налогов должно оставаться в регионах, а не идти «неизвестно куда». Во время поездки в США после своей отставки из Совбеза в ноябре 1996 года Лебедь посетил иерархов РПЦЗ (соединилась с РПЦ МП только в 2007 году). В конце 1999 года генерал публично высказал сомнения в том, что взрывы жилых домов в Рязани являлись терактом. Однако Лебедь поддержал приход к власти Владимира Путина во многом благодаря его антиолигархической риторике.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Генерал Лебедь: соответствовал ли он, как политик, брутальному имиджу