И, видно, ты не всех еще спросила…


 

В тени густого парка, на скамейке
Сидела женщина и плакала надрывно,
Бежали слезы… лились непрерывно…
Как вдруг, по узкой тропке на аллейке

Катит велосипед о трех колесах…
Малыш на нем, увидел слезы океана
И обратился к женщине с вопросом:
Зовут Вас, тетя, как? Меня – Иваном.

Вы плачете, в платок уткнувшись,
Так долго… И у меня по телу дрожь,
И слезы Ваши - как осенний дождь…
Ты, Ваня, не поймешь и отмахнувшись,

Залилась снова в приступе своем.
Малыш настойчив крайне оказался –
Малютка, а мужчина виден в нем…
Он то и дело – о своем, не унимался.

Вам плохо, тетя, что у Вас болит?
И женщина прервалась в нетерпенье,
Душа, душа, дружок - моя горит…
И никому я не нужна, и нет спасенья.

Мне трудно тебе это объяснить…
Одна я, Ваня, понимаешь… и никому
Нет дела до меня. Как дальше жить,
Не знаю… Все плохо… и потому –

Сижу себе и плачу, друг сердешный,
Хотя, с тобою мне - уже повеселей…
И Ваня жест рукою ей поспешно –
Возьми игрушку… и на планете всей

Нет друга лучше, проще и надежней,
Что положил ей в руки осторожно…
Одну из самых дорогих своих вещей.
Он понимал, терпеть ей невозможно.

Но, только ты не плачь, и не болей,
Ты - тетя не одна. Ты средь людей
И, видно, ты не всех еще спросила -
Кому ты не нужна… Так было мило

Услышать «взрослый» этот разговор
Со стороны и непременное условье -
Не плакать ей и укреплять здоровье,
И слушать шелест листьев перебор…

Павел Спивак

 

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

И, видно, ты не всех еще спросила…