Институты благородных девиц: когда лазарет — это курорт, а учителя с внешним дефектом


Кисейные барышни — вот как называли девушек, обучавшихся в институтах благородных девиц. Инфантильные, сентиментальные, ждущие своего принца, падающие в обморок по любому поводу — все это об институтках. Конечно, где-то это была и наигранность, однако чаще всего причины такого поведения крылись всего лишь в неприспособленности к внешнему миру и многолетней изоляции. Девочки жили в институте с 9-10-летнего возраста вплоть до совершеннолетия, а с близкими виделись только по выходным и строго под присмотром воспитателя.

Впервые о необходимости женского образования заговорила Екатерина II, именно по ее указу и было создано Воспитательное общество благородных девиц, которое позже превратилось в Смольный институт. И это заведение стало настоящей революцией, попыткой воспитать нового человека, ведь ранее образование женщин всегда ставилось под сомнение.

Кто ты: парфетка или мовешка

Парфетки — это девушки, в совершенстве овладевшие всеми навыками благородной девицы: они изящно держали спину, превосходно делали реверансы, были очень вежливы. Ну а тех, кто был лишен этих качеств, называли мовешками. Причем разжаловать в мовешки могли за небольшую провинность: не так заправленную кровать, небрежно надетое платье или выбившуюся из прически прядь. И не дай бог кто-нибудь наденет порванный чулок, из статуса мовешки ей нескоро выбраться. Также к мовешкам относились и девушки со строптивым характером, которые сознательно бунтовали против правил.

О наказаниях

Конечно, у институток не было телесных наказаний, но нарушительницами обходились довольно-таки строго: они носили тиковые передники и ели, стоя за отдельным столом. Также бунтарку могли оставить неподвижно стоять на протяжении всего обеда прямо посреди столовой.

Наряд как символ возрастающей образованности

Всем барышням в институте шили специальные платья. Чем старше становилась девочка, тем более светлым становилось ее платье, тем самым показывая ее образованность и аккуратность. Так, воспитанницы младшего возраста носили наряды кофейного цвета, после их сменяли на темно-синие, голубые. Институтки более старшего возраста носили белые платья.

Учителя с дефектом внешности

В Смольном были учителя-мужчины, но туда отбирали преподавателей очень строго: мужчина должен был быть женат, либо пожилой, либо с дефектом внешности. Однако как бы там ни было, учителя были главным предметом обожания воспитанниц, им преподносили подарки, ели в честь него мыло и ставили свечки в местной церкви за его благополучие.

Но особой аурой был окружен император: если вдруг Его Высочество обронило случайно платок, то его разрезали на мелкие кусочки и делили между всеми институтками. Носили такой клочок у самой груди, ближе к сердцу.

Когда лазарет — курорт

Жизнь в Смольном институте была весьма суровой, а график довольно плотным: барышни поднимались в 6 утра, умывались холодной невской водой, посещали в среднем по восемь уроков в день. Жесткие матрасы и прохладные помещения (в комнатах редко когда температура превышала 16 градусов), прогулки по расписанию только на своей территории. Девушек выводили гулять за пределы Смольного только раз в год — летом в Таврический сад, другим посетителям в этот день посещать парк было нельзя.

Отдохнуть и хорошенько выспаться можно было в лазарете. Впрочем, девушки, изысканно падающие в обмороки, знали, как туда попасть.

Читать книги только по программе

Мысли и младенческую непорочность барышень старательно оберегали, в надежде оставить девушек в неведении о людских страстях и пороках. Доходило даже до того, что заповедь «Не прелюбодействуй» заклеивали бумажкой. Для Институтов благородных девиц даже издавали специальную литературу, из которой вырезали какие-то компрометирующие части. И вырезанные части собирали в один том, который воспитанница могла купить после окончания института. Варлам Шаламов даже как-то написал об этих изданиях: «Вот этот-то последний том и представлял собой для институток предмет особого вожделения. Так девицы увлекались художественной литературой, зная “назубок” последний том классика».

А что же после?

Кисейные барышни были долгое время идеальными героинями для романов, их всегда противопоставляли светскому обществу. Однако на деле воспитанницы были совсем не подготовлены к практической жизни, ничего не умели и многое не понимали. Вот как вспоминает свой первый день выпускница Е.Н. Водовозова: «Тотчас после выхода из института я не имела ни малейшего представления о том, что прежде всего следует условиться с извозчиком о цене, не знала, что ему необходимо платить за проезд, и у меня не существовало портмоне». Поэтому за выпускницами так и закрепился образ белоручек и кисейных барышень, и многие люди, занятые повседневными делами, их считали «набитыми дурами» и насмехались над ними.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Институты благородных девиц: когда лазарет — это курорт, а учителя с внешним дефектом