Как местное население относилось к полицаям во время Великой Отечественной



Слово «полицай» в годы Великой Отечественной войны стало в массовом сознании синонимом зла и предательства. К подавляющему большинству представителей фашистской полиции отношение было однозначно нетерпимым. Полицаи были хуже врагов. Но всегда ли такое мнение о них было справедливым?

Кто такие полицаи

Полицаи – это уничижительное название членов фашистских формирований вспомогательной полиции, которая функционировала на оккупированных немцами территориях.

Всех участников таких формирований условно можно разделить на три группы. Во-первых, это непосредственно немецкие служащие. Как правило, они осуществляли руководство и надзирали за своими «коллегами» из числа местного населения. Во-вторых, это лояльные к немцам советские граждане, у которых были свои причины идти в полицию. Кто-то имел счеты с большевиками и хотел отомстить, а кто-то просто боялся. Другие банально нуждались в деньгах – им нечего было есть. К тому же среди полицаев было довольно много военнопленных. Немцы заставляли их работать на себя.

Есть данные, что на службе вспомогательной полиции находились до 400 тысяч советских граждан. Они были задействованы во всех мероприятиях немецкой военной администрации. Выполняли проверку жителей, выдачу документов, принимали участие в охране тюрем и концлагерей, осуществляли карательные функции. Самый известный пример военных преступлений фашистской полиции – это уничтожение белорусской деревни Хатынь.

Отношение к полицаям в годы войны

Сохранилось немало воспоминаний очевидцев, переживших войну, о том, как складывалось общение с полицаями и каково было отношение к ним. Часто в качестве синонимов к слову «полицай» в воспоминаниях встречаются такие слова, как «предатель родины», «пособник», «перебежчик». Многие откровенно говорят, что к полицаями относились хуже, чем к фашистам.

В сборнике устных рассказов жителей Северного Кавказа, переживших Великую Отечественную войну, есть такой монолог: «Один раз приехали на тачанке. С ними был наш шпаковский полицай. Зашли, спросили масла. Я ответила, что масла нет. И мама это подтвердила. У нас было два двухлитровых горшочка масла, спрятали на потолок, в опилки. «Яйца?» — «Нету». Куры и утки ходили по двору. Они поймали три утки, поросенка и увезли. Но это не немцы, а Бендеры. Немцы говорили, что мы знаем, что такое война, и не хотим ее, это наши правители захотели войну. А вот эти грабили людей и насиловали».

Самая известная участница фашистских формирований вспомогательной полиции – это, конечно, Тонька-пулеметчика, она же Антонина Макарова. По официальным данным, на ее счету – не менее 370 расстрелянных соотечественников. Но согласно некоторым исследованиям, есть вероятность того, что она причастна к убийству 1,5 тыс. человек.

Примечательна история священника протоиерея Александра Романушко из Белоруссии. В 1943 году при отпевании полицая он произнес такую речь: «Братья и сестры, я понимаю большое горе матери и отца убитого, но не наших молитв и «Со святыми упокой» своей жизнью заслужил во гробе предлежащий. Он — изменник Родины и убийца невинных детей и стариков. Вместо «Вечной памяти» произнесем же: «Анафема». Говорят, его слова произвели на людей столь сильное впечатление, что прямо с кладбища многие полицаи ушли в партизанский отряд.

Наказание

Большинство полицаев понесли в послевоенные годы суровое наказание. Антонина Макарова, например, была расстреляна по решению суда в 1979 году. Кто-то избежал расстрела, как Владимир Катрюк, принимавший непосредственное участие в Катынской трагедии и эмигрировавший после войны в Канаду. Он прожил до 2015 года, занимаясь пчеловодством, и умер от инсульта. Но это все – яркие истории, и их единицы.

Среди полицаев были тысячи простых людей, перешедших на службу немецкой власти от безысходности. Они были наказаны дважды, а многие и трижды. После освобождения советскими войсками оккупированных территорий бывших полицаев отправляли на фронт. Выживших после войны арестовывали, отбирали ордена и медали, многих расстреливали. Те, кому удавалось избежать смертной казни, были отправлены в лагеря. Часть из них осудили повторно в 1960-х годах.

Ученый Александр Болонкин в книге «Обыкновенный коммунизм» описывает судьбу своего сокамерника в лагере Мордовии (1970-х гг.): «Рядом со мной была койка бывшего полицая Сухова. О себе он рассказывал следующее. Попал в плен. В лагере для военнопленных умирал с голоду. Тут немцы объявили, что набирают команду для работы. Оказалась, что «работа» заключается в закапывании трупов и набирали немцы команду могильщиков. Через пару месяцев при удобном случае Сухов бежит, переходит линию фронта, является к властям, и по неосведомленности рассказывает все, как было. Дальнейшая судьба типична». Выходит, полицай полицаю рознь.


Если понравилось - не ленись - делитсь!

0

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Как местное население относилось к полицаям во время Великой Отечественной