Как русские делали на Аляске


Российские правители, за исключением Павла I, скептически относились к перспективам освоения Аляски. Иного мнения были промышленники, которые видели в дальних владениях не только источник обогащения, но и форпост доминирования в Тихоокеанском регионе.

Русская Америка

Считается, что первыми, кто увидел берега Аляски, были участники экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. Чуть позднее, в 1697 году, покоритель Камчатки Владимир Атласов, бывалый первопроходец, посетил еще неизведанные берега, откуда по льду «приходят иноземцы», которые «говорят своим языком и приносят соболи». Однако соболя, по оценке Атласова, были «худые с полосатыми хвостами». Русский промышленник не мог знать, что то были еноты, зверьки, неизвестные тогда в России.
Еще придет время экспедиций Витуса Беринга и Михаила Гвоздева, прежде чем на Аляске будут основаны первые русские поселения. Официальный Петербург выказал полное равнодушие к вопросу освоения новых земель за Беринговым проливом. Инициативу в этом деле взяли промысловики, которые сразу заинтересовались рассказом участников экспедиции Беринга об обширных лежбищах морского зверя.[С-BLOCK]
В 1740-х годах российские торговцы и охотники установили тесные контакты с алеутами, что позволило им организовать не один десяток экспедиций вдоль побережья Аляски и на соседние острова. Промысловые походы финансировались исключительно частными компаниями сибирских купцов.
К 1770-м годам среди торговцев и заготовителей пушнины особое место занимал Григорий Шелихов. Во многом благодаря его неуёмной энергии в новых краях были обустроены постоянные русские владения. Составленные Шелиховым планы предусматривали построение улиц, парков, школ, библиотек. Но реализовать столь грандиозные замыслы было крайне сложно. Отдаленность промысловых районов вынуждала экспедиции затягиваться на шесть, а то и целых 10 лет. Кораблекрушения, голод, болезни, стычки с аборигенами или экипажами иностранных кораблей – все это ставило «российских Колумбов» на грань выживания.[С-BLOCK]
В 1772 году на острове Уналашка закладывается первое российское торговое поселение, которое впоследствии станет главным портом империи в регионе и базой Российско-Американской Компании. В 1778 году эти места посетил Джеймс Кук, который подсчитал, что общее число русских промышленников, находившихся на Алеутских островах и в акватории Аляски, составляло около 500 человек.
Амбициозные планы
Со временем в правительстве стали задумываться о том, чтобы объединить промышлявшие на Аляске купеческие компании и подчинить их интересам государства. Так, в 1780 году секретарь Коммерц-коллегии Михаил Чулков подал генерал-прокурору князю Александру Вяземскому соответствующий проект, согласно которому учреждаемая компания получила бы 30-летнюю монополию на промысел и торговлю на всем Тихоокеанском Севере. Идеи Чулкова не нашли поддержки в лице Екатерины II из-за ее стойкой неприязни к монополиям. Но они зажгли Шелихова, который совместно с купцом Иваном Голиковым учредил объединение, ставившее своей целью не просто добычу пушнины на Аляске, а создание там постоянных поселений. При этом компаньоны добивались непосредственного патронажа иркутских губернаторов, как над своей компанией, так и над основанными в Америке колониями.
В марте 1788 года Комиссия о коммерции, о плавании и торговле на Тихом океане ходатайствовала перед императрицей о льготах и государственной помощи, необходимых компании Шелихова–Голикова. В частности, компания просила содействие в предоставлении ей торгово-промысловой монополии как в уже освоенных районах, так и на вновь открываемых территориях сроком до 20 лет. Увы, ответ Екатерины был резко отрицательным.[С-BLOCK]
А вот Павлу I, который все делал в пику своей матери, мысль об установлении монополии на пушной промысел в Новом Свете показалась конструктивной. По инициативе нового самодержца в 1799 году была сформирована Под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством Российская Американская компания (РАК), призванная заняться освоением Аляски и управлением этой территорией, а также представлять и защищать интересы России на Тихом океане.
Одним из основателей компании стал зять Шелихова Николай Резанов (известный нам по рок-опере «Юнона и Авось»). Возглавил РАК выходец из старинного рода купец Александр Баранов, который был помощником Шелихова еще с 1791 года. Этот беспримерно честный человек, который будет управлять Русской Америкой более двух десятилетий и контролировать многомиллионные суммы, так и не наживет себе никакого состояния. В последующем в число акционеров РАК входили Александр I и великие князья, крупные государственные деятели и промышленники.
Шелихов разработал масштабный проект деятельности РАК. План включал следующие пункты: защитить компанию от произвола путем покровительства иркутского генерал-губернатора; отправить в американские поселения воинскую команду, разного рода специалистов, ссыльнопоселенцев и миссионеров; добиться санкции на покупку у местных вождей рабов и расселение их на Камчатке и Курилах, а также разрешения на торговлю со странами Тихоокеанского бассейна; запретить иностранцам заниматься торгово-промысловой деятельностью в пределах формирующейся Русской Америки.
Работе РАК трудно дать однозначную оценку. Конечно, нужно признать отвагу и предприимчивость, с которыми ее создатели приступили к достижению амбициозных целей. Однако отсутствие у многих промышленников стратегического мышления, их стремление к быстрой наживе и склонность к взяточничеству практически свели на нет благие начинания.

Заокеанское хозяйство

В первой четверти XIX века прибыль РАК была баснословной, исчислялась миллионами. Обеспечивалась она высокой стоимостью шкурок каланов, вызывавших на рынках Европы и Азии небывалый ажиотаж. По свидетельству Баранова, в 1811 году доход от продажи шкур каланов составил 4,5 млн рублей – громадные по тем временам деньги. Большой спрос был и на шкуры морских выдр: с конца XVIII столетия до 20-х годов XIX века стоимость одной шкурки выросла со 100 до 300 рублей . Для сравнения соболь стоил в 20 раз меньше. Кроме этого, немалый доход в казну РАК приносила добыча котиков, бобров, выдр, лисиц, песцов, медведей и моржовых клыков. Прибыльность РАК в лучшие годы доходила до 1000%! Оклады морских офицеров-сотрудников РАК были в 10 раз выше, чем на флоте. Вплоть до 1820-х годов прибыль компании позволяла ей самостоятельно осваивать территории.
С 1790-х годов на Аляске русские корабельные мастера начали развивать судостроение. В 1799-1821 гг. в Новоархангельске (сегодня Ситка) были построены 15 кораблей, а в 1853 году здесь на воду спустили первый на Тихом океане пароход.
Изучали русские и возможности более глубокого хозяйственного использования Аляски. Некоторые российские эксперты полагали, что на этой территории может быть золото. Это предположение подтвердится только в конце XIX столетия, и начнется «золотая лихорадка». Но русских там уже не будет.[С-BLOCK]
Баранов не останавливался на освоении Аляски. В начале 1800-х он наладил торговлю с Гавайями. С далекого архипелага российские корабли везли соль, сандаловое дерево, тропические плоды, кофе, сахар. Как настоящий государственник Баранов планировал заселить Гавайи староверами-поморами из Архангельской губернии. Благо этому не мешали местные царьки, с которыми глава РАК нашел общий язык. Более того, туземцы настолько прониклись доверием к русскому посланцу, что запросили для жителей островов российское подданство.
Русские пошли еще дальше и уже присматривались к Маршалловым островам. Но Петербург в итоге охладил пыл промышленников и категорично отказался присоединять Гавайские и Маршалловы острова к империи.[С-BLOCK]

Мы можем только восхищаться русскими поселенцами Аляски, которые относительно небольшой группой (примерно 800 человек) смогли освоить столь огромные земли побережья, добрались до Калифорнии и претендовали на Гавайи. Однако вглубь материка они так и не пошли, опасаясь столкновения с враждебными индейцами. Пожалуй, именно катастрофическая нехватка людей сыграла роковую роль в судьбе Русской Америки.
Первым, кто в высших кругах заговорил о продаже Аляски, был Николай Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири. В предоставленной в 1853 году Николаю I записке он изложил свои взгляды на проблемный регион. Муравьев-Амурский придерживался мнения, что площадь в 1,5 млн кв. км подданные его Величества защитить не смогут. А если отдать эту территорию США, то в будущем можно выстраивать с заокеанской державой доверительные отношения.
Российские власти понимали, что Аляска требует огромных вложений. Но правительство не готово было идти на такие расходы. Другим серьезным аргументом в пользу отказа от Аляски был упадок пушного промысла, почти полное истребление каланов и сильное сокращение популяции морской выдры. Регион в скором времени грозил стать полностью дотационным. РАК стала испытывать проблемы в обеспечении колонистов продовольствием и уже договаривалась с британской компанией о поставке продуктов питания.
От «лишних территорий» лишено было избавиться, и 30 марта 1867 года в Вашингтоне был подписан договор, по которому Россия уступала Аляску за 7 200 000 долларов золотом. Очень долго считалось, что Россия так и не получила означенной суммы. Однако не так давно в госархиве РФ был найден документ, составленный сотрудником Министерства финансов в 1868 году.[С-BLOCK] Вот его содержание:
«За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке поступило от означенных Штатов 11 362 481 р. 94 коп. Из числа 11 362 481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 р. 4 к. Остальные же 390 243 руб. 90 к. поступили наличными деньгами».
Получается, что Россия в определенной степени обеспечила деньгами от продажи Аляски строительство того, в чем более всего нуждалась, – дорог. Вопросу, чего наша страна лишилась, потеряв свои заокеанские владения, суждено навсегда остаться дискуссионным.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Как русские делали на Аляске