Как СССР и Польша в 1956 году едва не начали войну между собой


ХХ съезд КПСС в 1956 году вызвал серьёзный кризис социалистического лагеря. Во многих восточноевропейских странах «народной демократии» разоблачение некоторых сталинских преступлений породило надежды на избавление от силой навязанного им строя. В Венгрии в том же году дело дошло до вооружённого восстания, подавленного советскими войсками. В ряде мест регулярная венгерская армия оказала сопротивление советским войскам. Примерно в то же самое время такая же вещь едва не случилась в отношениях между СССР и Польшей.

 

Нарастание кризиса

Уже после смерти Сталина в 1953 году, на волне прекращения в СССР последних репрессивных дел, инспирированных Сталиным, в Польше начались освобождения своих оппозиционных деятелей компартии (здесь она называлась Польской Объединённой рабочей партией – ПОРП). Наибольшим авторитетом среди них обладал Владислав Гомулка. Он стал таким же символом демократизации Польши, как Имре Надь – в Венгрии. Но роль, сыгранная ими, оказалась различной. Соответственно, различной была и судьба.

25 февраля 1956 года в Москве закончился ХХ съезд КПСС, на последнем закрытом заседании которого Никита Хрущёв сделал доклад о культе личности Сталина и его последствиях. Несмотря на секретность, доклад был доведён до сведения руководства братских партий. Первый секретарь ЦК ПОРП Болеслав Берут присутствовал на съезде. По весьма распространённой версии, потрясение, испытанное им во время доклада, стало причиной его смерти. Он умер 12 марта, не выехав из Москвы.[С-BLOCK]

Скорее всего, ещё большее впечатление на Берута произвела потеря контроля над ситуацией внутри Польши. Уже 3 марта о докладе Хрущёва было сообщено на широком собрании партийного актива Варшавы, а 10 марта центральный орган ПОРП «Трибуна люду» опубликовал статью с изложением хрущёвского выступления на съезде.

Брожение в Польше усиливалось. 28 июня 1956 года рабочие Познани вышли на улицы, протестуя против низких зарплат и плохого продовольственного снабжения, требуя освобождения политических заключённых и немедленных демократических реформ. Демонстрации были жестоко подавлены полицией, погибло около 70 человек. Для Москвы это было сигналом, что польские власти утратили контроль над ситуацией.

Кульминация

Усиливались голоса за то, чтобы избрать Гомулку на место Берута. Против этого не возражали ни в Москве, ни в руководстве ПОРП, надеясь, что Гомулка сумеет справиться с волнениями. В августе 1956 года его восстановили в рядах ПОРП, на 19 октября был назначен пленум ЦК ПОРП, где ожидалось утверждение Гомулки на пост первого секретаря.

Однако в Москве сильно опасались усиления антисоветских демонстраций в связи с этим событием. Как говорилось на языке того времени, антисоветские элементы могли воспользоваться моментом для контрреволюционного переворота. Для пресечения возможных враждебных вылазок 18 октября министр обороны СССР маршал Георгий Жуков издал секретный приказ о приведении в боевую готовность Северной группы советских войск, дислоцированной на территории западной и северной частей Польши, а также Краснознамённого Балтийского флота. Танковая дивизия начала выдвижение к Варшаве.

19 октября состоялось избрание Гомулки на должность первого секретаря ЦК ПОРП. Но демонстрации антисоветского характера в Варшаве и других городах не прекращались. Митингующие жгли советские флаги и портреты маршала Рокоссовского – сталинского «главного смотрящего» над Польшей в ранге её министра обороны. Власти не задействовали полицию, опасаясь повторения познанских событий в ещё большем масштабе. Да и положиться на полицию было уже нельзя. С целью добиться от руководства ПОРП прекращения антисоветских «вылазок» в тот же день в Варшаву прибыла делегация ЦК КПСС в составе Хрущёва, Вячеслава Молотова, Анастаса Микояна и Лазаря Кагановича.

 

Варшава готовилась к обороне

Хрущёв вспоминал, что его разговор с поляками был жёсткий, без дипломатии. Вопрос ставился ребром: поляки с СССР или против? На сторонников Гомулки оказывалось открытое давление: моторизованные колонны советских войск двигались к столице Польши.

Но новый глава ПОРП оказался не лыком шит. Поскольку министром обороны был советский ставленник, Гомулка организовал свой «военный штаб», задачей которого было отслеживать передвижения советских войск и информировать польское политбюро. Также был создан «гражданский штаб» из активистов стихийно возникших демонстраций, в основном из рабочих автомобильного завода FSO и студентов. Он должен был помогать «военному штабу». Стихийно возникали отряды самообороны. С ведома властей, было вооружено около 800 человек, в основном, правда, лёгким стрелковым оружием.[С-BLOCK]

Дело шло явно по «венгерскому» сценарию (правда, аналогичные события в Венгрии развивались с запозданием на несколько дней). Но были и отличия. Одним из требований Москвы было сохранить Рокоссовского в новом составе политбюро ЦК ПОРП. Но Рокоссовский сам к этому совсем не стремился. Тем самым, отпадал один из пунктов разногласий.

Ключевым моментом, очевидно, стали переговоры между Хрущёвым и Рокоссовским. Когда руководитель КПСС спросил маршала, смогут ли польские войска подавить антисоветский мятеж, то Рокоссовский прямо ответил, что только отдельные части подчинятся такому приказу.

Компромисс

Боязнь полномасштабной войны между советскими и польскими войсками в тот момент, когда внезапно разгорелись ещё более серьёзные события в Венгрии, заставила советское руководство пойти на попятную. Гомулке и его сторонникам был фактически выдан карт-бланш не только на кадровые перестановки в верхах, но и на серьёзную либерализацию жизни страны.

Конечно, это сопровождалось ответными заверениями Гомулки в том, что он ни в коем случае не допустит выхода Польши из ОВД и неизменно сохранит Польшу в советском блоке. Этим он отличался от Имре Надя, который в итоге пошёл на поводу у радикальных требований и заявил о выходе Венгрии из ОВД. 22 октября пленум ЦК ПОРП освободил Константина Рокоссовского от обязанностей министра обороны Польши и от членства в ЦК ПОРП. Хрущёв не возражал. Маршал в тот же день вернулся в Москву. Были отозваны в СССР больше тридцати советских генералов и офицеров, занимавших высокие посты в Войске Польском.

24 октября 1956 года Гомулка выступил на 400-тысячном митинге в Варшаве, где обещал широкие демократические реформы. После этого обстановка в Польше начала разряжаться, демонстрации пошли на убыль. В последующие годы, до выступлений «Солидарности» и введения военного положения в декабре 1981 года, Польша стабильно считалась одним из самых либеральных государств «восточного блока».

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Как СССР и Польша в 1956 году едва не начали войну между собой