Какие пищевые запреты были у донских казаков


Традиционные пищевые запреты бывают нескольких родов. Во-первых, это конкретные виды пищи (и питья), которые религия или народный обычай запрещают употреблять в определённые дни года (например, в постные дни) или всегда, независимо от времени года. Во-вторых, это запреты для людей, находящихся в какой-то конкретной жизненной ситуации (например, для беременных женщин). В-третьих, это запреты, устанавливающие способы приготовления и потребления пищи, особенно ритуальной (например, на поминках).

Все такие запреты у донских казаков были в общем и целом сходны с таковыми у русских крестьян, но обладали и специфическими чертами.

Посты и табу

На Руси крестьяне традиционно считали, что нельзя употреблять в пищу конину, телятину и зайчатину. Эти запреты в основном соблюдались и казаками. Кроме того, старообрядцы, которых до начала XVIII века было особенно много на Дону, считали, что нельзя вкушать и свинину.

Донцы старались строго соблюдать православные посты, даже в тех ситуациях, когда церковная традиции допускает послабления: в военных походах или во время болезни (также в госпиталях на лечении после ранения). Существовали запреты, связанные с характером службы. Так, в старину донским казакам во время похода строго-настрого было запрещено употреблять хмельное.

Как у всех народов, и у казаков множество магических запретов обставляло создание брачного союза и рождение новой жизни. Молодожёны на свадебном застолье не должны были прикасаться ни к еде, ни к питью. Их мисы были пусты, а чарки опрокинуты вверх дном. Беременная женщина не должна была есть или пить из битой посуды и употреблять в пищу рыбу. Считалось, что иначе ребёнок может родиться уродливым или больным.

Как и у русских крестьян, употребление в пищу яблок и других первых плодов нового урожая разрешалось только после «яблочного Спаса», праздника Преображения Господня (6 августа), и освящения плодов в церкви. Однако женщинам, чьи новорождённые младенцы умерли некрещёными, не дозволялось вкушать яблоки в любом случае. Считалось, что иначе их умершие младенцы не получат яблок на том свете.

Старательно соблюдали донцы предписанный церковью пост в сочельник накануне Рождества. До появления на небе первой звезды притрагиваться к еде было нельзя. Затем казаки приступали к первой рождественской трапезе – кутье, представлявшей собой варёные зёрна с мёдом. Зёрна могли быть различные, а «мёдом» в таких случаях обычно назывался традиционный казацкий нардек – уваренный сгущённый арбузный сок. Иная пища в рождественскую ночь, а также на Крещение, не дозволялась.

Ритуальная пища

Особенно тщательные предписания касались приготовления и употребления пищи, носившей ритуальный характер, связанный с православными праздниками и с культом умерших предков.

На поминальной трапезе не должно было быть ни ножей, ни вилок. Хлеб не резали, а ломали руками. Острые предметы на столе могли навредить душе умершего. Пищу на поминальной трапезе подобало поглощать медленно и размеренно, а не торопясь. Внимательно следили за тем, чтобы число кушаний на поминках всегда было нечётным. Иначе, считали казаки, было не миновать смерти ещё кого-нибудь из близких людей.

В зависимости от характера праздника, обычай предписывал тот или иной характер стола. Так, на Масленицу полагалось обильное угощение. В Рождество и на Новый год варили густой и жирный борщ, который должен был символизировать изобилие и сытость в наступающем году. «Родительский суп» же, изготавливаемый на «родительские» дни православного церковного календаря, обязан был быть постным.

Ритуальные предписания касались приготовления и других блюд в определённые дни. Так, в храмовые праздники мужики сообща варили уху обязательно в большом чугунном котле на костре, причём добавляли в неё немного водки. Женщинам к приготовлению этой еды не разрешалось прикасаться. У казаков на Хопре таким же образом делали баранину на поминки. А на второй день Рождества готовили «бабью кашу» только повитухи из продуктов, принесённых женщинами, у которых они в своей жизни принимали роды. На Троицу были принято жарить сообща большую яичницу из яиц, принесенных каждым участником праздничной трапезы.

В таких обычаях мы видим отголоски языческой древности, когда совместное приготовление ритуального блюда (особенно лицами одного пола) составляло неотъемлемую часть магического действа, выражаемого тем или иным обрядом.

Суеверия и практика

Немало обычаев было связано и с суевериями, происхождение которых трудно объяснить. Так, не полагалось солить сало в четверг («в нём черви заведутся») или варить квас в пятницу («в нём чёрт будет купать младенца»). Немало предписаний относилось к остаткам праздничных пиршеств.

Так, после масленичной трапезы ничего не убирали со столов. Наутро остатки еды тщательно собирали, выносили и скармливали скоту. В нижнедонских станицах недоеденное в первый день Масленицы отдавали татарам и калмыкам, которые специально приходили за этим. Недоеденные калачи и ритуальные хлебцы («жаворонки» и т.д.) масленичных пиров сохраняли до начала весны, после чего крошили и смешивали с зерном для посева. Этот обычай восходит к древнейшей аграрной магии.

Возбранялось приступать к трапезе, не помыв руки и не помолившись. Сигнал к началу еды давал глава семьи. Кто раньше его брался за ложку или кусок хлеба, тому полагалось дать деревянной ложкой в лоб. Интересно, что обычай мыть руки перед едой, имеющий очевидную гигиеническую ценность, также возник у многих народов первоначально из магической, ритуальной практики.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Какие пищевые запреты были у донских казаков