«Не поклонюсь!»: как Михаил Черниговский стал князем-мучеником


Чем можно было удивить монголов – великую империю кочевников, за считанные годы опустошивших древнерусскую цивилизацию, бравших один за другим русские города, разрушавших храмы и истреблявших русский народ? Князь Михаил Черниговский, один из первых князей-мучеников, ценой своей жизни заставил монголов спросить себя: почему русские так дорожат своей христианской верой.

В жизни князь Михаил Черниговский был отнюдь не примером для подражания. В междоусобных войнах он воевал с Олегом Курским и Даниилом Галицким. Князь оставил опустошенный монголами Киев, чтобы отправиться в Венгрию и женить там своего сына на венгерской принцессе. А когда к нему от лица рязанских князей прибыл былинный воевода Евпатий Коловрат, чтобы просить помощи в битвах против захватчиков, то князь Михаил отказал ему в такой любезности, мотивируя отказ своей прежней обидой: когда он воевал на Калке, рязанские князья с ним не пошли, – так и сейчас нечего его просить об одолжении.

Однако вскоре князя ожидает кардинальная метаморфоза, с какого-то момента, по выражению летописца, «блаженный князь разгорелся благодатью божию». Блаженным он назван еще до того, как поедет к хану Батыю брать ярлык на княжение в Киеве. Вернее, никакого ярлыка князь брать изначально не собирался, и вместо подчинения воле великого хана, он препоручит себя божественной благодати и отправится на духовный подвиг…[С-BLOCK]

Перед походом к хану Михаил Черниговский заезжает к своему духовному отцу и делится с ним необычным даже по тем временам планом. Духовный наставник предупреждает: многие князья ехали к хану, но прельстились славой власти и погубили свои души. Чтобы не последовать их примеру, не надо делать того, что недостойно христианина: кланяться кому-либо, кроме бога. Дело в том, что до того как князья возьмут ярлык, монгольские волхвы приказывали им проходить через огонь костров и поклоняться идолам и «кусту» (сонму языческих богов), да еще к тому же отвешивать поклон на восток тени Чингисхана.

Михаил Черниговский ради укрепления духа берет с собой освященные дары и вместе со своим боярином Феодором едет к хану принимать добровольную смерть за свою веру.

У шатров Елдеги, воеводы Батыя, разыгрывается настоящая драма. Князь отказывается кланяться языческим идолам. Монгольский царь приходит в ярость и ставит князю ультиматум: либо тот кланяется богам, остается жив и получает княжение, либо умирает злой смертью. Находившиеся рядом с князем бояре в один голос просят Михаила поклониться, чтобы сохранить себе жизнь, а епитимью за нехристианский поступок предлагают разделить на всех. «Не хочу только именем христианским называться, а дела  поганых творить», – отвечает им князь.[С-BLOCK]

Далее Михаил Черниговский формулирует концепцию, которой будут придерживаться все последующие русские князья, когда будут приезжать в Орду. «Тебе, царь, кланяюсь, потому что бог поручил тебе царствовать на этом свете. А тому, чему велишь поклониться, – не поклонюсь», – говорит он. Нашествие монголов расценивалось тогда как кара за грехи Русской земли, поэтому, если уж бог попустил, чтобы Русь была завоевана, то признать монгольского царя владыкой не было святотатством, в отличие от поклонения его языческим идолам.

После этого, как говорит летописец, Михаил сорвал с себя княжеский плащ и швырнул его в ноги к своим боярам, которые не переставали просить князя поклониться языческим богам. Плащ – это символ княжеской власти. Жест Михаила означал окончательное решение принять смерть за христианскую веру, вместо того, чтобы соблазниться властью, которую мог даровать хан.[С-BLOCK]

Когда же вдали уже показались головорезы монгольского царя, Михаил и Феодор стали петь про себя песнопения и приняли причастие, которое им дал святой отец. Среди убийц был и вероотступник – некто по имени Доман, который и отрезал князю голову. После расправы над князем Елдега предложил Феодору отвесить поклон, чтобы получить за это все княжество Михаила. «Княжения не хочу и богам вашим не поклонюсь, а хочу пострадать за Христа, как и князь мой!» – ответил тот, и его постигла та же судьба.

Для монголов, видевших такое мужество русских, случившееся было своего рода трезвлением. Некоторые из монголов, дивясь поведению русских, через какое-то время даже перешли в христианство. Самым ярким примером был Петр, царевич Ордынский. Он был правнуком Чингисхана, но обратился в православие, основал монастырь и стал русским святым.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Не поклонюсь!»: как Михаил Черниговский стал князем-мучеником