Праздник души или отходная? (история пития на Руси) Лазарь Фрейдгейм


Так уж повелось на земле российской во многих поколениях, что горе и радость неотъемлемы от наполненной рюмки, бокала, стакана или кружки. Любой междусобойчик - семейный или корпоратив какой - непредставим без этого. Ну а уж для мужской задушевной беседы - как пить дать (попробуй не дать)... Назовут ли себя собравшиеся за столом дружбанами, одноклассниками или отвратительными мужиками - дело не изменит. Алкоголь – это анестезия, позволяющая перенести операцию под названием жизнь.

Так уж повелось на земле российской во многих поколениях, что горе и радость неотъемлемы от наполненной рюмки, бокала, стакана или кружки. Любой междусобойчик - семейный или корпоратив какой - непредставим без этого. Ну а уж для мужской задушевной беседы - как пить дать (попробуй не дать)... Назовут ли себя собравшиеся за столом дружбанами, одноклассниками или отвратительными мужиками - дело не изменит.

Корни истории пития на Руси уходят в глубокую старину. "Веселие Руси есть питие, без пития Руси не быти", - писал в "Повести временных лет" летописец Нестор, приписывая эти слова киевскому князю Владимиру Красное Солнышко (980-1015) - тому самому, которому через тысячу лет у врат Кремля вдруг поставили памятник (вероятно, тихой сапой добирался князь от берега Днепра). Символично, что один из хмельных напитков в древней Руси назывался сикера - от названия боевого топора - секиры: "то, что способно отсечь голову от тулова".

Читайте далее в Источнике

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Праздник души или отходная? (история пития на Руси) Лазарь Фрейдгейм