«Птенцы Керенского»: первая криминальная амнистия в России


По данным историков, среди порядка 90 тысяч заключенных, освобожденных из мест лишения свободы тремя амнистиями Временного правительства, начиная с марта 1917 года, волю получили тысячи отпетых уголовников. Именно их и прозвали «птенцами Керенского» по фамилии тогдашнего министра юстиции А. Ф. Керенского.

Амнистии: политическая, военная и уголовная

На четвертый день после вступления в должность министра юстиции Временного правительства А. Ф. Керенского (6 марта 1917 года) его ведомством был издан указ о политической амнистии. Тремя днями ранее Минюст упразднил особые гражданские суды, царскую охранку и жандармерию. Вслед за этим 14 марта была объявлена воинская амнистия, а спустя три дня министерство юстиции издало постановление «Об облегчении участи лиц, совершивших уголовные преступления».

К слову, именно Временным правительством в правовую практику был введен термин «амнистия» (раньше в подобных случаях речь шла о помиловании).

По факту многие посаженные в тюрьмы при царе получили свободу раньше, чем были изданы все эти нормативные правовые акты – после того как самодержавие перестало существовать, двери мест лишения свободы распахивались революционно настроенными вооруженными отрядами.

Что собой представляла «уголовная» амнистия

Амнистия, в результате которой на свободе оказались тысячи уголовников, отменяла смертную казнь и заменяла ее 15-летней каторгой. Бессрочная каторга как вид наказания упразднялась. Всем каторжанам без исключения «ополовинивались» сроки наказания. С большого количества осужденных судимость вообще снималась, и они подлежали освобождению. На поселение теперь осужденные должны были высылаться на срок, не превышающий 3 года.

Как подсчитали исследователи, в результате всех этих послаблений, вызванных амнистией, на свободе оказалось подавляющее большинство из всех находившихся в российских МЛС осужденных (80%). Кроме того, из эмиграции в Россию, а также из ссылок и тюрем к активной революционной деятельности возвратились те, кто при царе были «потенциальными заключенными» – В. И. Ульянов-Ленин, Л. Д. Бронштейн-Троцкий, И. В. Джугашвили-Сталин, а также сотни других большевиков, меньшевиков, кадетов, эсеров и представителей других политических течений.

Освобождали даже посаженных за подготовку и осуществление терактов, пожизненно осужденных за особо тяжкие преступления. К примеру, таковым амнистированным оказался Нестор Махно, осужденный за убийство чиновника военной управы к бессрочной каторге. На момент освобождения он отсидел 7 лет.

Причем в то время зачастую посредством российских печатных изданий объявлялся сбор средств для материальной помощи освобожденным из МЛС – чтобы им было на что доехать домой.

Какие «гнезда» начали вить «птенцы»

Упраздненные царские ведомства правоохранительной, судебной и пенитенциарной систем новая власть пыталась заменить «исправительными обществами», полагая, что в благодарность за освобождение «жертвы царизма» таким образом быстрее социализируются и станут нормальными членами общества. Однако воры, грабители, разбойники и убийцы в условиях революционного времени и усугубившейся экономической ситуации (повальная безработица, нехватка продовольствия и других товаров первой необходимости) принялись за привычные для себя занятия. И в столице, и на периферии преступность выросла в десятки раз. Причем возросло количество преступлений, совершаемых с особой жестокостью.

Согласно историческим сведениям, лишь в Петербурге с апреля по август 1917 года количество одних только краж выросло в 6,7 раз. Самыми криминальными были центральные районы столицы. Преступные элементы захватывали здания учреждений и организаций, превращая их в «малины», безнаказанно убивали и грабили. В масштабах страны подобные проявления носили массовых характер.

Криминальная ситуация долгое время оставалась тяжелой и после того, как к власти пришли большевики – новые правоохранительные органы еще только формировались, а профессионалов среди чекистов остро не хватало – к бывшим представителям царской полиции, пожелавшим принять участие в защите правопорядка, сотрудники ВЧК относились с недоверием.

По данным историка криминалистики Н. Ф. Кузнецовой, преступность в России 1917 – 1922 годов в значительной степени носила латентный (скрытый) характер, что обусловлено, в частности, несовершенством правоохранительной системы того времени. Поэтому современные историки до сих пор не располагают сколь либо точными статистическими данными о количестве и характере совершаемых в те годы преступлений.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

«Птенцы Керенского»: первая криминальная амнистия в России