Советское биологическое оружие: главные тайны


О разработках биологического оружия в СССР из официальных источников практически ничего не узнать. Тем не менее информация об этом существует. И просматривая закрытые архивные материалы советских лет, понимаешь, почему ее скрывали от общественности.

Вне закона

В июне 1925 года была принята Женевская конвенция о запрете применения биологического оружия. Но уже спустя два месяца в СССР при РККА организуется Военно-химическое управление по созданию средств биологического нападения. О серьезности предприятия свидетельствует тот факт, что для работы в нем были приглашены многие видные советские медики, химики и биологи.

Есть мнение, что попытки применения бактериологического оружия существовали еще в Гражданскую войну. Тогда якобы чекисты в местах скопления белогвардейцев распространяли возбудители брюшного и сыпного тифа. Согласно этой версии, командующий Южной армией генерал Николай Иванов (который в марте 1917-го пытался организовать карательный поход на Петроград) стал одной из жертв инфицирования.

Результаты советские бактериологи получили не сразу. По данным ученого-химика Льва Федорова, автора книги «Советское биологическое оружие: история, экология, политика», только к 1940 году СССР сумел создать настоящее биологическое оружие. Его эффективность, по словам писателя, была доказана многочисленными испытаниями на животных, а также людях – заключенных тюрем и лагерей.

Основательный подход

Разработка биологического оружия как ответ агрессии империалистов началась с 1926 года. Советские власти были уверены, что на Западе намерены применить бактерии в качестве военного средства против молодого социалистического государства.

В московской лаборатории Гинсбурга начались эксперименты по увеличению поражающих возможностей  бактерий сибирской язвы. В это же время в подмосковном Перхушково занимались вопросами защиты от биологических атак. Подобные секретные учреждения появились в Ленинграде, Свердловске, Суздале, Степногорске. Собирались организовать биохимическую лабораторию даже на Байкале, но передумали.

В начале 1930-х годов на острове Городомля (Селигер) был открыт институт, официально занимавшийся получением вакцины от ящура. Но вскоре его сотрудники переключились на разработку биологического оружия. Институт решено было перенести от глаз подальше - на затерявшийся в Аральском море остров Возрождение.

С размахом

О целенаправленных опытах над людьми в процессе создания биологического оружия нигде не сообщается, хотя исследователи в архивах Военно-химического управления нашли запись, из которой ясно, что принципиальных возражений по этому поводу не существовало. Так или иначе, жертвы неудачных лабораторных испытаний были. Возможно, случайные.

4 января 1934 года руководитель Военно-химического управления Фишман докладывал Климент Ворошилову, что оружие под кодовым названием «вещество 49» на основе сибирской язвы готово и может быть использовано армией. А за несколько дней до этого лаборантка Ломова, сотрудница отдела, где разрабатывали «вещество 49», скончалась в результате отравления.

Лев Федоров утверждает, что испытания новых видов бактериологического оружия в СССР носили широкомасштабный характер, в частности, в них были задействованы авиация и флот. По словам ученого, с самолетов сбрасывали контейнеры, начиненные бактериями туляремии, чумы, холеры – так Красная Армия готовилась к биологической войне, о чем рапортовал нарком обороны Климент Ворошилов 22 февраля 1938 года.

Ударим бактериями

По информации исследователей, впервые СССР применил биологическое оружие под Сталинградом, накануне советского контрнаступления. Однако опыт оказался неудачным. Жертвами бактериологической атаки стали не столько солдаты вермахта, сколько грызуны, которые массово начали перебегать в расположение советских войск.

«Десять дней, предшествовавшие контрнаступлению, оказались драматическими для 16-й воздушной армии. В первой половине ноября нас предупредили о нашествии мышей. К тому же грызуны оказались больны туляремией. Больше всего не повезло штабу армии. Проникая в дома, мыши заражали продукты и воду, заболевали люди», – вспоминал будущий маршал авиации Сергей Руденко.

Случайные жертвы

После войны создание биологического оружия в СССР продолжилось. Эксперименты проводились в закрытой зоне на острове Возрождение, получившей название Аральск-7. Здесь по-прежнему с самолетов распыляли «перспективные боевые штаммы» – от сибирской язвы до бубонной чумы.

В качестве подопытных использовались преимущественно обезьяны, так как их дыхательная система схожа с человеческой. Увы, не обошлось и без людских жертв. В 1971 году внезапный порыв ветра занес зараженное облако в Аральское море, в результате чего от вируса погибли около 50 человек, находившихся на исследовательском судне.

Весной 1979 года трагедия постигла Свердловск. В то время там располагалась секретная бактериологическая лаборатория №19. Как было установлено, из-за случайного попадания в воздух спор возбудителя какой-то болезни погибли 64 человека, по неофициальным данным – свыше 500. Тогда все списали на ЦРУ.

Тема закрыта

После распада СССР все разработки биологического оружия в нашей стране были свернуты, а секретные лаборатории закрыты, в частности, из опасной зоны были вывезены все сотрудники Аральска-7, их перевели на другие работы. В 1997 году сюда пустили американских военных, чтобы убедить власти США в том, что лаборатория больше не существует, а кишащие опасными возбудителями могильники надежно законсервированы.

По официальным данным, сегодня Россия не обладает бактериологическим оружием. В 1992 году Б. Ельцин издал указ, согласно которому в нашей стране запрещены создание и реализация биологических программ в области вооружения.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Советское биологическое оружие: главные тайны