За что К.Э. Циолковский сидел на Лубянке


О жизни выдающихся людей известно практически все. Каждый шаг их жизни многократно описан в документальных и художественных произведениях. Тем не менее, порой на свет появляются совершенно удивительные страницы биографии легендарных личностей. Кто бы мог подумать, что на заре советской власти отца отечественной космонавтики К.Э. Циолковского обвинят в шпионаже в пользу белых и заберут на Лубянку…

Арест ученого

Официальная история рисует Константина Эдуардовича Циолковского скромным учителем из Калуги, который живя затворником творил великие научные открытия, писал статьи и книги. Тем не менее, еще до революции 1917 года труды Циолковского имели широкий успех. Его статьи регулярно печатались в популярных научных изданиях, а книги зачитывались до дыр многочисленными поклонниками ученого. Но, грянули революционные годы и о науке в стране на время забыли. Неожиданно, как гром среди ясного неба, в ноябре 1919 года Константина Эдуардовича Циолковского под конвоем привозят на Лубянку. Чем же 62-х летний пожилой учитель физики и математики, с множеством старческих болезней мог помешать новой власти? Космос и научные работы ученого тут, разумеется, были совершенно не причем.

Белогвардейский связной

Несмотря на то, что до репрессий тридцатых годов оставалось около двух десятилетий, ученого погубил банальный донос. Когда спустя много лет было рассекречено дело № 1096, общественность с удивлением узнала, что по информации чекистов Константин Эдуардович Циолковский, работал на разведку Деникинской армии. Об этом стало известно из донесения офицеров Особого отдела 12-й армии Кучеренко и Кошелева. Перед ними командованием была поставлена задача, внедриться в ряды белых войск с целью получения достоверных данных об их дислокации и передвижении. Операция прошла настолько успешно, что красным агентам уже руководство разведки армии Деникина доверило сбор данных о частях Красной Армии. В этот момент, как утверждали в своем донесении Кучеренко и Кошелев они и узнали о существовании К.Э. Циолковского. Начальник белогвардейской разведки князь Голицын-Рарюков поставил перед ними задачу найти в Калуге учителя по фамилии Циолковский, который укажет им месторасположение штаба повстанческих отрядов Союза Возрождения России. Он же должен был передать фальшивым агентам белогвардейской разведки координаты связных, обладающих информацией о положении на фронте и предстоящих передвижениях Красной Армии. Во время общения с Циолковским Кошелев и Кучеренко должны были назвать пароль «Федоров-Киев». При этом Голицин-Рарюков передал им точный адрес учителя. Ошибки быть не могло. На бумаге значился домашний адрес К.Э. Циолковского: г.Калуга, ул. Коровинская д.61.

На Лубянке

После получения подобной компрометирующей информации К.Э. Циолковского, разумеется, должны были тут же арестовать. Но, среди чекистов были образованные люди, которые отлично знали о научных заслугах ученого, поэтому его решили, сначала проверить. К Циолковскому в роли офицера разведки Деникинской армии, по фамилии Образцов явился агент ВЧК Молоков. 16 ноября 1919 года, назвав условленный пароль, провокатор переступил порог дома ученого. На протяжении нескольких часов Молоков беседовал с Циолковским, пытаясь выяснить у него данные о расположении контрреволюционных сил и белогвардейских связных. Но ученый, сделал удивленные глаза и объяснил, что его интересует исключительно наука, в частности космос и воздухоплавание, а политические, и тем более военные процессы ему глубоко чужды. Тем не менее, несмотря, на то, что проверка не дала ожидаемых результатов, обоих собеседников в конце разговора арестовали и отвезли на Лубянку. Возможно, Голицын-Рарюков подобным образом проверял самих Кошелева и Кучеренко, направив их по ложному адресу, назвав имя и адрес известного человека.

Счастливая развязка

Несколько следующих дней с 19 по 29 ноября К.Э. Циолковский провел в общей камере на Лубянке без допроса. Когда спустя 10 дней его все-таки вызвал на беседу следователь Ачкасов, пожилой ученый сразу заявил ему, что является сторонником Советской власти и арестован по ошибке. Дальше он пустился в пространные рассуждения о своих научных работах, игнорируя, попытки следователя направить нить разговора в сторону его возможного сотрудничества с разведкой армии Деникина. Тем не менее, на вопрос, почему именно к нему зашел белый офицер, назвав условленный пароль, ученому пришлось ответить максимально подробно. К.Э. Циолковский заявил, что действительно знаком с Федоровым, живущим в Киеве, и часто переписывается с ним. Когда в гости к ученому пришел человек и передал привет от старого знакомого, он не мог не напоить его чаем. Однако на все вопросы гостя о белогвардейцах, ученый заявил, что ему ничего об этом не известно и даже пообещал сообщить властям. Ученому поверили. Следователь Ачкасов в деле Циолковского собственной рукой написал заключение, из которого следовало, что белые с Циолковским знакомы не были. В то же время он отметил, что проницательный ученый разоблачил двойного агента и, возможно, именно поэтому не сообщил ему данные о Союзе Возрождения России. В качестве приговора Ачкасов предлагал отправить К.Э. Циолковского в концентрационный лагерь, но без принуждения к обязательным работам из-за его возраста и многочисленных болезней сроком на один год. К счастью, с делом К.Э. Циолковского ознакомился начальник особого отдела МЧК Е.Г. Евдокимов. Неизвестно, чем руководствовался начальник Московской ЧК, но на деле ученого он красными чернилами поставил свою четкую резолюцию: «Освободить и дело прекратить. Е. Евдокмов». В тот же день 1 декабря 1919 года ученого отпустили на свободу.

Комментов: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За что К.Э. Циолковский сидел на Лубянке